Сайт имеет исключительно информационный характер

Онс Жабер дебютировала в топ-10

В понедельник в большом теннисе был установлен новый рекорд: тунисская теннисистка Онс Жабер стала первой представительницей арабских стран, когда-либо пробивавшейся в топ-10. Покорить эту вершину до сих пор не удавалось ни одному ее соотечественнику или соотечественнице, что, безусловно, делает достижение еще более ценным.

Онс Жабер может отобраться на Итоговый турнир ВТА

Онс Жабер поднялась на шесть пунктов в рейтинге WTA, став 8-й ракеткой мира

Онс Жабер приехала в Индиан-Уэллс в статусе четырнадцатой ракетки мира. С учетом того, что минувший сезон она завершила на подступах к топ-30, 2021-й стал для нее по-настоящему прорывным. Онс выиграла травяной турнир в Бирмингеме, завоевав первый трофей WTA в своей карьере, пробилась в четвертьфинал Уимблдона и еще дважды добиралась до финала на уровне тура (в Чикаго и Чарльстоне соответственно). В общей сложности за этот период туниска одержала 48 побед, включая четвертьфинальный матч в Индиан-Уэллсе, где ее соперницей стала Анетт Контавейт, ранее выбившая из сетки соревнований Бьянку Андрееску. Примечательно, что теннисистка, которой ранее не удавалось должным образом проявить себя в противостоянии с представительницами элитной десятки, в нынешнем сезоне отличилась целых пять раз.

Онс впервые смогла зарезервировать место в сетке престижного турнира WTA 1000. Но и это не все: даже с учетом того, что теннисистке не удалось далеко продвинуться в Москве (напомним, она снялась с матча первого круга ВТБ Кубок Кремля, пропустив дальше Екатерину Александрову), она по-прежнему сохраняет шансы на то, чтобы отобраться на Akron WTA Finals Guadalajara. Жабер уже потеснила в этой гонке Наоми Осаку, поэтому все, что ей требуется теперь – сделать еще несколько шагов по направлению к мечте, не растеряв добытое преимущество. В случае успеха Онс станет первой представительницей арабского мира, которой выпадет шанс побороться за итоговый трофей сезона.

«Попасть в топ-10 – это мечта, ставшая явью, – прокомментировала свое продвижение в рейтинге теннисистка. – Это то, чего я действительно хотела, то, о чем мечтала – когда-нибудь стать номером один в мире. Я уверена, что топ-10 – это всего лишь начало. Я знаю, что давно заслуживала оказаться в десятке, потому что действительно хорошо играю. Но кроме этого, я также хочу доказать, что заслуживаю находиться здесь и что мое попадание в топ не было случайностью. Мне нужно над многим поработать и многое улучшить в своей игре. Конечно, я очень счастлива, меня переполняют эмоции, но процесс идет, соревнования продолжаются, поэтому мне нужно выдохнуть, привести голову в порядок и не думать об этом слишком много. Возможно, мы с командой отпразднуем это как-нибудь потом. Пока могу сказать, что я добилась того, чего добилась, потому что верила в себя, много работала и не сомневалась, что нахожусь на пороге великих свершений».

Несмотря на то, что Онс никогда не скрывала своих амбиций, она также признавала, что груз ожиданий временами кажется ей слишком тяжелым. Так, в Индиан-Уэллсе ей пришлось очень непросто в первую очередь из-за того, что она слишком близко подобралась к квалификации итогового женского турнира и не могла справиться с волнением:

«Это действительно угнетало. Не то чтобы я так уж пристально следила за изменениями в рейтинге, но я знала, что подошла довольно близко к квалификации, поэтому в какой-то момент не выдержала и обратилась к своему психологу. Сказала, что для меня это слишком. Но при этом мне было нужно пройти через испытание, чтобы однажды, возможно, выиграть турнир Большого шлема. А чтобы добиться этого, нужно сделать этот шаг. Именно этим я сейчас и занимаюсь – пытаюсь научиться справляться со стрессом на нынешнем высоком уровне, чтобы однажды поднять над головой главный трофей мэйджора. Если я действительно этого хочу, я должна пройти через это, и надеюсь, удастся обойтись без сердечного приступа».

Прошлогодний прогресс Жабер не остался незамеченным на родине. Теннисистку начали чаще узнавать, что в свою очередь сказалось на росте интереса в регионе к этому виду спорта в целом. И все же Онс говорила, что многие из ее соотечественников не понимают, в чем заключается разница между Европой, которая может похвастаться сразу несколькими теннисными школами, и Африкой, где их нет вообще:

«Быть туниской – совсем не то же самое, что родиться в Америке, Франции или Австралии. У них перед глазами больше примеров успеха, там больше теннисных клубов, да и сами соревнования проводятся куда чаще. Мне же нередко отказывали спонсоры, стоило им только узнать, откуда я родом, что, честно говоря, не совсем справедливо. Раньше я не понимала причины и просто принимала существующее положение вещей, старалась жить с этим. И я очень рада, что смогла стать тем, кем являюсь сегодня, не выпрашивая помощи у других. Конечно, у каждого карьера складывается по-своему непросто. Я вовсе не хочу сказать, что мне пришлось труднее, чем всем остальным. Но я очень хотела заниматься тем, что люблю, это было моей мечтой, и полагаться на спонсора, который не особенно разбирается в теннисе и спорте в целом, не входило в мои планы. Все вместе это придало мне смелости, чтобы продолжать делать то, что я делала, и в конечном итоге именно это и привело меня в топ-10».

Жабер далека от того, чтобы приписывать достигнутые успехи исключительно себе одной. Она неоднократно подчеркивала важную роль, которую сыграли в ее прогрессе тренеры – Иссам Джеллали и Карим Камун (последний, к слову, является ее мужем):

«Если честно, я многое должна сказать о своей команде. Нас часто атаковали, особенно в Тунисе, меньше за рубежом. Мы много работаем, и мне больно слышать, как люди рассуждают о нас, не зная, какие жертвы мы приносим. Это несправедливо как по отношению ко мне, так и по отношению к команде. Если кто-то нападает на мою семью, я злюсь, мне это не нравится. Иссам – прекрасный тренер, он доказал это всей работой со мной. Он хорошо меня понимает, и мы действительно упорно трудимся, много общаемся, потому что он делает все, чтобы узнать меня лучше, а это непросто. Мне совершенно все равно, чем он занимался до того, как мы начали сотрудничать, кого он тренировал. Это не имеет значения. Важно то, что мы делаем сейчас. У меня мог бы быть лучший тренер в мире, с которым мы бы не добились ровным счетом ничего, потому что он не понимает меня и не знает мой теннис. Что касается моего мужа, который исполняет обязанности фитнес-тренера, то, оставив в стороне эмоции, скажу честно: моя форма действительно улучшилась. Я провела немало матчей в туре, и по-прежнему чувствую себя хорошо, слава Богу».

Онс снова повторяет, что не намерена менять команду, которая помогает ей побеждать. Она не отрицает, что они допускают ошибки, но без этого, по мнению теннисистки, прогресс невозможен. Долгое время туниске не удавалось осознать масштаб своих целей и поверить в себя, поэтому она оставалась скованной и почти не получала удовольствия от игры. Теперь все иначе:

«Мне никогда не доводилось оказываться в подобной ситуации. Играть так долго. Или быть частью топ-10. Слишком много всего происходит одновременно, но именно этого я и хотела, я верила в это, стремилась к этому. Все и сразу. И теперь, когда я достаточно повзрослела и получила нужный опыт, я могу воспринимать это давление как привилегию. Я научилась радоваться этому. Когда ты слишком молода, все совершенно иначе, потому что стресс выбивает тебя из колеи, и ты попадаешь в замкнутый круг переживаний. Сейчас я учусь приспосабливаться. Не могу сказать, что все просто, кроме того, обидно, что многие этого вообще не понимают. Но я стараюсь выкладываться на все сто, играть в свою игру и получать удовольствие на корте».

Автор публикации: Алексей Вороненко

Профессиональный журналист с пятилетним опытом работы, в том числе в спортивных СМИ. Сфера интересов - большой теннис.

другие публикации автора